Диктатура

Хотя развитие событий в прибалтийских республиках и более общие признаки «диктатуры», о которых говорил с сожалением в речи по поводу своей отставки бывший советский министр иностранных дел Эдуард Шеварднадзе, отличаются от кризиса и войны в Персидском заливе, в них присутствует тот же мотив силового вмешательства для решения фрустрирующей и, возможно, Труднопреодолимой проблемы. В силу того, что М. Горбачев также имеет высокие показатели по мотивам аффилиации и достижения, умеренные по мотивам власти и высокий уровень недоверия, то многое из того, что мы писали выше о Дж. Буше, может также быть отнесено в том числе к нему (табл. 35 и 36). Однако в случае М. Горбачева наши ранние предсказания были даже более конкретны. Мы отметили сходство мотивационных профилей между ним и королем Иордании Хусейном, аргентинским генералом (впоследствии президентом с 1976 по 1981 г.) Хорхе Виделой и бразильским генералом (впоследствии президентом с 1974 по 1979 г.) Эрнесто Жизелом. «Как и Хусейн, отмечали мы, М. Горбачев избрал прагматический курс реалистичного компромисса на минном поле воинственных идеологических и теоретических разногласий».

Комментарии запрещены.