Инцидент на мальтийском саммите

Инцидент на мальтийском саммите 1989 г. демонстрирует более позитивный путь реагирования на чувствительность такого рода (Maynes, 1990). В первый же день саммита М. Горбачев пожаловался на постоянные утверждения Дж. Буша о том, что перемены в Советском Союзе означают принятие «западных» демократических ценностей. Демократия, утверждал М. Горбачев, это «универсальная» ценность; поэтому слова Дж. Буша о «западной» демократии унижают его самого и советский народ. Дж. Буш ответил, что он никогда не думал об этом в таком плане, но с тех пор, говоря о «демократических ценностях», он избегал прилагательного «западные».

В силу того, что оба лидера обладают способность провозглашать и концептуализировать перемены, но имеют проблемы с их осуществлением, каждый из них будет стремиться создать себе для этого замену в лице соратников, которые позволят им наслаждаться политикой в понятном им смысле и ради себя. В идеале эти соратники должны быть невосприимчивы к недоверчивому национализму, основательны, не импульсивны, решительны (у Дж. Буша) и обладать творческими способностями (у М. Горбачева).

Опираясь на предшествующее изучение личностей других политических лидеров и лабораторное изучение поведения обычных людей, мы имеем повод для оптимизма в отношение того, как личности Дж. Буша и М. Горбачева повлияют на мир и международное сотрудничество, по крайней мере между сверхдержавами. У них позитивные мотивы. Их политические ориентации почти идеально дополняют друг друга. Чтобы добиться примирения, интеграции и широкого консенсуса, которых ищет Дж. Буш, он, кажется, готов оказать М. Горбачеву помощь в развитии помощь, в которой тот нуждается. Их убеждения и операциональные коды в значительной степени совместимы, причем любые проблемы (такие, как национализм или низкий уровень чувства контроля над событиями) уступают перед их личностными качествами, когнитивным и межличностным стилями.

Комментарии запрещены.