Отношения объекта

Пост также выдвигает важное положение, которое уточняет и расширяет тезис Джордж о том, что в ходе карьеры Вильсон видел в некоторых фигурах (Уэст, Лодж) образ своего отца и бросал им вызов, как желал бы бросить его оригиналу. Пост добавляет к этому опираясь на современную ориентацию на «отношения объекта» (object relation orientation), а не на «теорию мотивации» (drive theory) классической фрейдовской аналитической мысли концепцию, согласно которой Вильсон не просто реагировал на свой опыт отношений с отцом, но действовал, исходя из идентификации с ним. (Комментарии по поводу идентификации Вильсона с отцом см.: Bongiorno, 1985; Stern, 1987). Джордж ответили на это: «Аргументация Поста об идентификации Вильсона с отцом. потрясла нас как идея, ухватившая самую суть. Она согласуется со всеми данными, которые нам известны, и объясняет их». Как отмечает Пост, это не отвергает изначальных формулировок Джордж, а в действительности является их важным уточнением, чье значение еще предстоит оценить полностью.

Дискуссии о «Вудро Вильсоне и полковнике Хаусе» и научные споры, в которых книга сыграла центральную роль, демонстрируют продуктивные направления исследований, возникающие как в историческом, так и в психологическом «секторах» психобиографического подхода: каждый из них ведет к противоречиям и диалогу между дисциплинами, результатом чего может стать прогресс не только в психобиографии, но также потенциально и в истории, психологии и, возможно, в некоторых проблемах общественных наук в целом. В заключение я рассмотрю этот потенциал в пределах того, что данный материал предполагает для психобиографии.

Методологически слабый исторический анализ редуцирует психобиографию до простого рассуждения о теоретических пристрастиях, идеологии иили контрпереносе (countertransferences) автора или как минимум остается слишком уязвимым для рассмотрения в качестве такового. Сильная историография дисциплинирует и легитимизирует психобиографию.

Комментарии запрещены.