Признаки неудачи

Кроме того, если эти лидеры имели взгляды, основанные на мотиве достижения, почему же временами они игнорировали признаки неудачи и упорно продолжали развивать дискредитированный политический курс? Я полагаю, что подобная ригидность объясняется чувством ограниченного контроля над проведением политики. Политический процесс включает реальные политические изменения: поиск компромисса по принципу «лучше меньше, да лучше» (по Саймону, «удовлетворение», а не «оптимизация»); многократные переговоры с разрозненными и децентрализованными группами с целью добиться их одобрения; делегирование властных полномочий людям с сомнительной компетентностью, которых сам не выбирал и которым не доверяешь. Все это отражает чувство ограниченного контроля над проведением политики.

Для лидеров с высокоразвитым мотивом достижения и низким уровнем мотива власти такая нехватка личного контроля над процессом достижения будет неприятна, так как обычно они стремятся принимать личную ответственность за последствия. Следовательно, чтобы сохранить чувство личного контроля над последствиями, они должны делать три вещи: 1) выступать с демагогическими обращениями к «народу» через головы «политиков» (как делал В. Вильсон); 2) апеллировать к морали (как делал Р. Никсон); 3) глубоко погружаться в мелкие детали или «микроменеджмент» (как делал Дж. Картер). И хотя их перспективы становятся ясными, растет неудовлетворенность, и тут они попадают в ловушку. Учитывая мотивационные показатели Дж. Буша и М. Горбачева, проблемы фрустрации, соблазнов популистской демагогии и перехода на микроменеджмент потенциально способны возникнуть и перед ними.

Комментарии запрещены.