Возникновение различий

Стремление к власти и возникновение различий могут быть как раз теми двумя ключевыми психологическими механизмами, которые лежат в основе характерной для нашего столетия триады: власть секс насилие. Данные лабораторных исследований и опросов (Winter, 1973) свидетельствуют о том, что переменные, отражающие эти два механизма (мотивация власти и авторитаризм), не взаимосвязаны, хотя оба и приводятся в действие (среди прочих условий) восприятием угрозы. Я хочу обратиться к еще одной истории о возможных эволюционных корнях этих двух механизмов в ранней предыстории человека как вида. Способность создавать различия может помочь людям (как и всем организмам) отличать «жертву» от «равного» и «хищника». Такая категоризация с сопутствующим ей преувеличением «угрозы» или «возможности» облегчит выбор соответствующей реакции драться, бежать или бояться. Все эти реакции усиливаются симпатической нервной системой, которая связана (McClelland, 1982) с психологическим механизмом мотива власти. Эти два механизма могут обеспечить наше выживание и процветание как вида; но в наше время они связаны с технологией (Lorenz, 1966) и поэтому приводят к появлению различий, распространению угрозы и стремлению к власти. (Peterson, Doty & Winter, 1994, о когнитивномотивационной «модели» того, как взаимодействие этих механизмов способствует агрессии.)

Что произошло? Отчего эта внезапная перемена? В словах Просперо ответа нет. Однако в постановке на Стратфордском фестивале (Онтарио) в 1999 г. актер Уильям Хант незабываемо сыграл эту сцену. Послё слов «пред моей милостью, все враги мои» он молчал, казалось, целую вечность, а его голова медленно опускалась на грудь, и торжествующая улыбка уступила место сначала безучастному выражению пустоты, а затем выражению отчаяния. Кажется, что изменение позы и выражения лица Ханта говорит о том, что наслаждение властью это иллюзия, что, добившись ее однажды, от нее уже нельзя получать удовольствие.

Комментарии запрещены.